11:35 

Не только японцы решают, кому быть геем ;)

Тёмная Нимфа
котлетка
СП_тим_баннер


Любимая командочка :song: и отдельное спасибо Enfiss за то, что соблазнилась пойти со мной :shy:

Название: Бензиновая радуга
Автор: Тёмная Нимфа
Бета: Jojen Reed, Лимонное Сорго :heart:
Размер: мини, 2700 слов
Пейринг: Крейг Такер/Кеннет Маккормик
Категория: слэш
Жанр: романс
Рейтинг: NC-17
Краткое содержание: Крейг и Кенни работают вместе, и у них интересные отношения

Работа в понедельник — отстой.

Крейг смотрит на Кенни, который, ухмыляясь, показывает ему указательный и средний пальцы — две заполненные анкеты. Крейг морщится — у него самого пока нет ни одной — Кенни, просунув между пальцами язык, подмигивает и отворачивается к монитору.

Выходные прошли хорошо, поэтому теперь так плохо. Крейг с удовольствием остался бы с утра дома вдохновенно блевать в унитаз, но Кенни не позволил — за шкирку притащил на работу, для отвода глаз отвесил пару дешёвых комплиментов Минди, их менеджеру-надзирателю, усадил Крейга в кресло и, нацепив на него гарнитуру, строго сказал:

— Работай, Такер. Вперёд, к покорению ежедневного минимального плана.

И Крейг честно покоряет. Точнее, пытается.

Окошко внутрикорпоративного мессенджера мигает сообщением.

«Взбодрись, Такер», — пишет Кенни. А ещё он пишет: «Мудак». И: «У меня саднит горло. Голос на записи будет странным. Как думаешь, прокатит в восьмой раз соврать, что напился холодной минералки после тренировки?»

«Все знают, что ни на какие тренировки ты не ходишь, но с Минди у тебя всё прокатит», — отвечает Крейг. Затем он зачем-то добавляет: «Она жирная», — и злится на себя за это.

«Самое хорошее в Минди — это её вязаные свитера с котами и то, что ты ревнуешь, Такер».

«Не знал, что тебе нравятся свитера».

«Не знал, что ты такой тугодум».

Крейг втыкает в последнее сообщение ровно до тех пор, пока за спиной не раздаётся покашливание Минди — он тут же схлопывает окошко мессенджера и нажимает кнопку набора номера. В наушниках вначале идут длинные гудки, а затем сонный женский голос произносит: «Алло».

— Доброе утро, миссис Смит, — зачитывает с монитора Крейг. — Меня зовут Крейг Такер, я сотрудник UMB Банка. Можете уделить мне пять минут вашего времени?

— Не звучи как робот, — шикает на него Минди.

Крейг на автомате кивает, вежливо выслушивая, как миссис Смит посылает его на три буквы, и с завистью смотрит на Кенни, который, зажав в зубах сигарету, сваливает на пятиминутный перерыв. Когда Кенни возвращается, он ставит на стол перед Крейгом пластиковый стаканчик с водой. Крейг пишет ему в мессенджере: «Пора завязывать с бухлом».

«Согласен. До следующих выходных», — приходит ответ, и Крейг залпом выпивает безвкусную воду.

***

Во время обеденного перерыва они смотрят шоу для неудачников, которое каждый день устраивает Кэти из отдела бухгалтерии. Распахнув дверцу холодильника, она с задумчивым видом оглядывает содержимое и медленно нагибается к нижней полке — корпоративная, на ладонь выше колена, юбка задирается, обнажая вначале широкое кружево чулок, а затем и красного цвета резинки.

— Я выиграл, — говорит Кенни. — Гони пятёрку, Такер.

— Разве ты в пятницу ставил на красные? — припоминает Крейг.

— Конечно, — сверкает улыбкой Кенни. — А завтра она наденет синий пояс, вот увидишь. Так где мои деньги?

— Синий недавно был, — качает головой Крейг, вытаскивая из кармана кошелёк. — Я сделаю ставку на классику: чёрные.

— Оставь свои эротические фантазии при себе.

Мятая пятёрка отправляется в аппарат, и Кенни честно разламывает пополам «Сникерс».

— У меня с пятницы остался сандвич с ветчиной, будешь? — предлагает Крейг.

— Спрашиваешь, — смеётся Кенни.

Они выкидывают из сандвича увядший салат и щедро заливают заветренную ветчину кетчупом.

— И почему сегодня только понедельник? — вздыхает Крейг.

Кенни, покачиваясь на стуле, пожимает плечами и с философским видом принимается за обед.

***

В конце рабочего дня Крейг с удивлением смотрит на набранные баллы — надо же, он всё-таки превысил минимальный план. Минди сухо всех благодарит и желает приятно провести вечер; Крейг мысленно желает ей сдохнуть и, во всеобщей толчее выцепив Кенни, тащит его на улицу.

— Выглядишь как мусор, — замечает Кенни, натягивая капюшон парки до самого носа.

Сунув в рот сигарету, он долго щёлкает раздолбанной зажигалкой, пытаясь прикурить на сильном ветру, и Крейг притирается к нему вплотную, загораживая.

— Я домой, наверное, — неуверенно говорит Кенни. Не двигаясь, он долго смотрит на ровно горящий огонёк. — Показаться надо. Карэн наверняка волнуется.

— Я ей в субботу написал, что мы у меня зависнем на все выходные, — вытащив у него изо рта сигарету, Крейг прикуривает и глубоко затягивается. — Она в ответ прислала мне странный смайлик. Знаешь, думаю она меня недолюбливает.

— Думаю, я тоже тебя недолюбливаю, — буркает Кенни и, бросив на прощание: — Бывай, Такер, — уходит.

Крейг, гоняя во рту сигарету, глядит ему вслед, пока рыжее пятно парки не тает в густых сумерках, а затем поворачивает в сторону дома, размышляя, не зайти ли в мини-маркет за пивом.

***

Во вторник работа всё такой же отстой, зато потенциальные клиенты гораздо адекватнее. Со скуки Крейг шлёт Кенни в мессенджере смайлики, показывающие средний палец.

— Мистер Джонсон, я звоню, потому что наш банк предварительно одобрил вашу кандидатуру на получение кредитной карты с лимитом до десяти тысяч долларов и беспроцентным сроком погашения до пятидесяти пяти календарных дней. Как вам такое предложение?

«Минди говорит, что я хорошо работаю и могу стать наставником. Она обещала посодействовать. Предложила вечером встретиться и обсудить написание заявки на повышение», — присылает в ответ Кенни.

«Идём лучше сегодня ко мне. Я нашёл под кроватью полбутылки виски».

«Мы же решили завязать с бухлом до выходных».

— Меня это не интересует, спасибо.

«Прорабатывай отказы, Такер», — звучит в голове голос Минди.

— Мистер Джонсон, могу я узнать причину вашего отказа? Зачастую наши будущие клиенты просто имеют ошибочное мнение относительно условий кредитования или не до конца понимают всей будущей выгоды.

«Трахнешь её из благодарности или из жалости?»

«С чего мне вообще её трахать?»

«Ну, не знаю. Однажды ты ведь отсосал в прямом эфире Говарду на его шоу за десятку».

«Эй, я потом отсидел и искупил вину перед обществом. Не будь пиздюком, Такер, мне нужно это повышение, ты ведь знаешь».

— Мне не нужен кредит, не хочу влезать в долги.

«Всегда вставай на сторону клиента, не спорь с ним», — поучает Минди.

— Абсолютно согласен с вами, мистер Джонсон. В условиях нестабильности быть должным кому-то вдвойне неприятно. UMB Банк понимает это, поэтому для поддержания клиентов и ввёл беспроцентный срок кредитования. Вы можете свободно пользоваться деньгами и ничего не платить.

«Знаю. Но ты же понимаешь, что потом так просто не отделаешься от Минди — у неё хватка бультерьера».

«Мудак. Она с меня потом не слезет, да?»

— Не платить за кредит?

«Обращай сомнение клиентов в свою пользу. Бери на себя ответственность в принятии конечного решения». — Спасибо, Минди, ты хороший менеджер. Крейгу её почти жаль.

— Да, в срок до пятидесяти пяти календарных дней кредит является беспроцентным. Вы можете оформить карту и просто держать её у себя на случай непредвиденных расходов. UMB Банк не даёт денег в долг, UMB Банк даёт уверенность в завтрашнем дне. Для оформления карты нам всего лишь нужно сейчас заполнить небольшую анкету, и в течение одного-двух рабочих дней мы сообщим вам, каков будет кредитный лимит по вашей карте. Пожалуйста, ответьте на несколько вопросов.

«Да. И, кстати, мама вчера занесла мясной рулет и запечённый картофель. Я оставил тебе порцию».

«И полбутылки дешёвого виски?»

«И полбутылки дешёвого виски».

***

— С этим так просто не завяжешь, да? — говорит Кенни. В одной руке у него бутылка, в другой — сигарета. — Мне нужно повышение и перевод в Денвер. Хочу увезти Карэн, нечего ей тут делать. Пусть учиться идёт. Только это совсем не просто для таких отбросов, как мы, — отхлебнув из горла, он наклоняется и целует Крейга — виски льётся между губ, стекает по подбородку и шее тонкой, прохладной струйкой. Кенни собирает капли языком и шало улыбается. У него сейчас такой вид, будто он под приходом, и Крейгу это нравится.

Кенни вмазывается его членом, медленно движется на нём, плавно поднимаясь и опускаясь, чуть подкручивая бёдрами. Крейг мог бы лежать так целую вечность, пока Кенни ебёт себя им. В желудке перевариваются остатки мясного рулета, Кенни хрипло стонет, и Крейгу сейчас так хорошо, что становится страшно.

— Почему мы с тобой трахаемся? — спрашивает он.

Кенни морщит нос.

— Потому что это забавно? Удобно? Приятно и без обязательств? Потому, в конце концов, что ты гей, Такер?

— Я не гей, — лениво возражает Крейг.

— Ага, конечно, — кивает Кенни. — Вы с Твиком были очаровательной парой, и от этого теперь никуда не денешься. Кстати, в каком городе он сейчас открывает очередную кофейню? Директор по развитию — это ведь звучит, да?

— Кажется, в Таллахасси, — припоминает Крейг.

— Я даже не знаю, где это, — выпрямившись, Кенни запрокидывает голову и, затянувшись сигаретой, выдыхает дым в потолок. — Потому что это хорошо и мне нравится, Такер.

С такого ракурса Крейгу не видно его лицо, а виден лишь прокатывающийся под тонкой кожей горла кадык. Наверное, это и к лучшему, потому что смотри сейчас Кенни на него, Крейг бы обязательно ляпнул что-нибудь тошнотворно-глупое навроде «мне тоже нравится», или «ты красивый», или «когда я в последний раз дрочил, то засунул себе в рот четыре пальца до самых костяшек кулака, представляя, что это твой член». Вместо этого он говорит:

— Я не гей. В летнем лагере я мутил с одной девчонкой. У неё был вишнёвый рот.

Затянувшись ещё раз, Кенни наклоняет голову:

— Твоя фраза лишена смысла. Она из какой-то песни?

— Нет, — злится Крейг. — Это правда.

— У тебя самого вишнёвый рот, балда, — смеётся Кенни. Он отставляет в сторону бутылку, на дне которой ещё плещется виски, и, обхватив Крейга за шею, тянет его на себя, заставляя сесть. — Хватит уже болтать!

Они движутся так слаженно, что в этом есть что-то завораживающее, а ещё что-то завораживающее определённо есть в том, как идеально Кенни сжимается на члене Крейга. Крейг целует его, вылизывая изо рта горечь сигарет, скользит ладонями по худым вспотевшим бёдрам и чувствует, как внутри набухает странное чувство, не имеющее к подступающему оргазму абсолютно никакого отношения. Крейгу кажется: он сейчас взорвётся, разлетится кровавыми ошмётками по стенам, но он лишь всхлипывает удивлённо, когда мягко кончает глубоко внутри Кенни, и валится обратно на подушку.

Крейг плохо соображает, что происходит, но додумывается затянуться, когда Кенни тычет ему в губы тёплым фильтром.

— Молодец, — хвалит тот, а затем бычкует сигарету прямо об обои над головой Крейга, оставляя на них очередную чёрную полосу.

— Сколько раз я просил тебя так не делать? — гнусавит Крейг.

Кенни дёргает острым плечом, а затем, приподнявшись, проезжается задницей по его животу, пачкая кожу вытекающей спермой. Он гладит Крейга по губам пальцами и говорит:

— Сейчас я оттрахаю тебя в глотку, а ты, пока будешь давиться моим членом, попробуешь десять раз повторить «я не гей».

Крейг ржёт и ловит на язык надроченную рукой головку.

***

«Кажется, Минди на меня злится за то, что я вчера её прокатил», — пишет Кенни.

«Плевать», — набирает Крейг.

«Ага», — соглашается Кенни, и Крейг чувствует себя счастливым.

«Прокатил и прокатился».

Это странное тёплое, пузырящееся внутри чувство заставляет Крейга улыбаться в микрофон несговорчивым потенциальным клиентам, улыбаться Минди, даже тогда, когда она отчитывает его и обещает повесить штраф за ненадлежащее отношение к работе, улыбаться Кенни, когда он швыряет ему в голову скомканный лист бумаги.

«Ты чего такой дерзкий, Такер?»

«Отвали, мудак».

«Сам мудак».

«Застегни ворот рубашки, у тебя засос на шее видно».

Во время обеденного перерыва Кенни третий раз подряд угадывает цвет пояса для чулок Кэти. Когда она, выпрямившись, отходит от холодильника, то подмигивает ему, и Крейг, подсчитав в голове сумму проигрышей за последний месяц, говорит:

— Ты договариваешься с ней, а потом отдаёшь половину денег!

— Зато на другую половину я покупаю тебе шоколадку.

— Полшоколадки.

— Не будь занудой, Такер.

На обед у них «Кит-Кат» и две сигареты. Они сидят на полу в курилке, привалившись спинами к замызганной стене, и Кенни мнёт фильтр в измазанных шоколадом пальцах.

— Я трахаюсь с тобой, потому что тогда меня не смогут уволить во время очередного витка сокращений, — заявляет он. — Белые натуралы теперь самая бесправная категория граждан в Америке.

— Для того чтобы тебя не уволили, не обязательно трахаться, — резонно возражает Крейг. — Нам будет достаточно просто пару раз поцеловаться и подержаться за руки. Хочешь, я тебя сейчас поцелую? И больше никакого секса.

— Хочу. Не хочу. — Кенни щелчком выкидывает окурок в урну, и Крейг, поймав его руку, слизывает с пальцев шоколад.

— Ты напрочь ебанутый, Такер, — ласково произносит Кенни. — Я в субботу обещал отцу подлатать крышу — протекает.

— Помочь вам? — предлагает Крейг.

— Было бы неплохо, — кивает Кенни.

— С тебя пиво — и договорились.

***

Крыша дома Кенни — одна большая дыра. Они убивают на починку почти все выходные, но толку от этого немного.

— Как ты здесь вообще живёшь? — удивляется Крейг.

Он оглядывает примыкающие к дому ярко освещённые магазины; из кафе слева звучит лёгкая танцевальная мелодия, ночной клуб справа взрывает сумерки тяжёлыми басами. Кенни щёлкает ключом банки и откидывается назад, упираясь локтями в свежий ряд черепицы.

— Зато у меня есть собственные звёзды, — бубнит он в капюшон. — Правда, красивые?

— Красивые, — соглашается Крейг. Потягивая пиво, он смотрит, как по чёрному небу блуждают разноцветные световые пятна прожекторов, и размышляет, где умудрился потерять перчатки.

— Может, мне предложить Кэти встречаться? — задумчиво спрашивает Кенни. — Кажется, я ей нравлюсь.

— Нужен ей такой бесполезный обсосок, как ты, — фыркает Крейг.

— Сам ты бесполезный, — остро пихает его локтем в бок Кенни.

Крейг просовывает озябшие ладони ему под парку и долго, вдумчиво целует холодные губы Кенни. Кто-то свистит им с балкона ресторана, и Крейг, с недовольством высвободив одну руку, показывает миру средний палец.

***

По пути домой Крейг заворачивает в Хоулфудс и долго бродит в тепле между рядами, рассматривая товары и сваливая в корзину всякую ненужную гадость. На некоторое время он зависает у полки со средствами личной гигиены и долго пялится на зубные щётки. Желудок крутит спазмами то ли от голода, то ли от того, что Крейг вконец проебал последние мозги, но в итоге он берёт промоупаковку с двумя щётками по цене одной и идёт на кассу, неся щётки в вытянутой руке, будто они могут ожить и покусать его.

— С вас тридцать семь долларов и двадцать пять центов, сэр, — улыбается кассир. — Не хотите ли пожертвовать доллар голодающим детям всего мира?

— Я гей, — качает головой Крейг, — не хотите ли дать мне денег?

Упаковка щёток отправляется во внутренний карман куртки, а Крейг — домой. Он так и носит их там, с левой стороны, будто ждёт подходящего момента.

— Здравствуйте, миссис Хилл. Меня зовут Кенни Маккормик, я сотрудник UMB Банка. Можете уделить мне пять минут вашего времени?

«Всё хорошо», — думает Крейг и пишет Кенни в мессенджере: «Гондон».

***

Весна приносит с собой слякоть. Крейг старательно обходит все лужи по пути от дома до работы и обратно, но его брюки всё равно каждый раз забрызганы грязью до колен. А вот Кенни как-то всегда умудряется ходить чистым. Крейг думает, что это вселенская несправедливость, поэтому как-то раз отвешивает ему пинок под зад.

— Отвали, бесишь! — огрызается Кенни.

Крейг забегает вперёд и заглядывает ему в глаза:

— Ты что-то невесёлый в последнее время. Случилось что?

Кенни отводит взгляд, а потом тяжело опускается прямо на бордюр.

— Жизнь случилась, Такер.

Крейг, наплевав на брюки, садится рядом, чувствуя, как в ледяной воде моментально намокает ткань, и осторожно трогает Кенни за плечо:

— Эй, ты чего?

— Ничего. Просто узнал, сколько баллов надо набирать ежедневно в течение шести месяцев, чтобы получить повышение и стать наставником.

— Не набираешь, — догадывается Крейг.

— И близко. — Подтянув колени к груди, Кенни утыкается в них подбородком. — Отец всегда говорит: «Не рыпайся, в этой чёртовой стране такие, как мы, никогда ничего не добьются». Может, он прав?

— А может, нет, — спорит Крейг. — Брось, у тебя ещё есть шанс стать наставником или найти лекарство от рака. Кто знает?

— Лекарство от рака — это к Венди, — хмыкает Кенни.

— Венди — дура, — категорично заявляет Крейг, — купилась на россказни хиппи, прикинувшихся защитниками животных, и протащила через таможню каких-то редких вымирающих птиц. Теперь сидит в тюрьме.

— А мы — жопой в грязи. — Кенни топчет рифлёной подошвой ботинка набухший снег и кивком указывает на бензиновую плёнку на луже. — Вся моя жизнь — одно большое размытое пятно.

— Да брось! — Сунув палец в лужу, Крейг пытается вырисовать на плёнке полукруги.

— Ты что делаешь? — удивляется Кенни.

— Бензиновую радугу. Радуга-дуга, а на конце — счастье. Чёрт, растекается, помоги, а?

Они сидят, склонившись над лужей, до тех пор, пока не начинают неметь пальцы; спешащие с работы прохожие огибают их с недовольным видом, а из-под колёс проезжающих мимо автомобилей в лицо летят мелкие острые капли.

— Холодно, — наконец говорит Крейг, — и от тебя воняет бензином. Идём домой. Давай! — Поднявшись, он вздёргивает Кенни и волочёт его за собой. — Я купил тебе зубную щётку. Видишь? — Расстегнув куртку, Крейг лезет во внутренний карман. — Чтобы по утрам перед тем, как мне отсасывать, ты чистил зубы. А ещё я освободил две полки в шкафу, можешь перетащить свой хлам.

Кенни резко дёргает его назад, заставляя обернуться.

— Ты сейчас предлагаешь съехаться, что ли, Такер?

— Ну да, — насупливается Крейг. — Здравствуйте, мистер Маккормик. Меня зовут Крейг Такер, я сотрудник UMB Банка. Можете уделить мне пять минут вашего времени? Я звоню, потому что наш банк предварительно одобрил вашу кандидатуру. Как вам такое предложение?

— Серьёзно? — ошарашенно спрашивает Кенни. — Зачем тебе это?

Крейг закатывает глаза.

— Затем, конечно, чтобы тебя не уволили с работы во время очередного сокращения. Должен же я увидеть, как ты станешь наставником.

— Бестолочь, — смеётся Кенни.

Он сжимает его щёки ладонями, и в носу тут же начинает свербеть от резкого бензинового запаха. Крейг несколько раз чихает, а Кенни, сволочь такая, бессовестно ржёт над ним.

— Иди сюда, — пытается пнуть его Крейг, но Кенни уворачивается и, спрыгнув с тротуара в лужу на проезжей части, обдаёт Крейга радужными брызгами.

— Слабо до дома наперегонки, Такер?

— Пятёрку выигравшему?

— Пятёрку выигравшему, — кивает Кенни и срывается с места.

изображение

изображение

изображение

запись создана: 18.11.2015 в 22:51

@темы: South Park

URL
Комментарии
2016-03-23 в 12:02 

Твоя_дивизия
Трудно быть ангелом, но, сцука, нада! (с)
ни разу не в курсе канона, но текст офигенный:inlove:
рутина и серая безысходность жизни, но все равно лучик надежды
ты охрененно пишешь и вообще молодец:heart::heart::heart:

2016-03-23 в 12:30 

Тёмная Нимфа
котлетка
Твоя_дивизия,
спасибо большое! вдвойне приятно, раз без знания канона (ну, в каноне им 9 и 10 лет))))
:heart:
у меня сейчас совсем плохо с текстами ( ничего не пишется, надеюсь, пройдёт (
а то я соскучилась прям по этой писательской движухе в фандоме!

URL
2016-03-23 в 13:49 

Твоя_дивизия
Трудно быть ангелом, но, сцука, нада! (с)
Тёмная Нимфа, все придет в норму и будет писаться:bigkiss:
приходи как-нибудь к нам на офф, окунись в движуху)))

2016-03-23 в 13:54 

Zootexnik
Быть как все - это болезнь. Быть "одним из" - это приговор. Быть другим - умение. А быть собой - это дар...
щётки всё таки пригодились!!!:ura::ura::ura: теперь позитив на весь день!:inlove: спасибо!)))))

2016-03-23 в 15:55 

Тёмная Нимфа
котлетка
Твоя_дивизия,
мне, чтобы прийти на офф, надо куда-то сдать детей, а под куда-то я подразумеваю маму, а это обычно дохлый номер, но если вдруг вы мне свистните, когда будет офф, посвящённый окончанию этого сезона, может, мы с Рэйвел и придём на немножко )))

Zootexnik,
ЫЫЫ рада, что настроение улучшила :heart:

URL
2016-03-23 в 17:14 

Твоя_дивизия
Трудно быть ангелом, но, сцука, нада! (с)
Тёмная Нимфа, когда будет офф, посвящённый окончанию этого сезона
обязательно:squeeze:

2016-03-24 в 22:39 

Тёмная Нимфа
котлетка
URL
     

СвалкА

главная