19:38 

Кенни решает умереть, кренни, NC-17

Тёмная Нимфа
котлетка
На самом деле я всю осень изменяла СПНу :lol: Вот теперь перетаскиваю всё сюда

Автор: Тёмная Нимфа
Название: Кенни решает умереть
Фандом: Южнопарковщина
Пейринг: Крейг/Кенни
Рейтинг: NC-17
Размер: 2 300 слов
Жанр: романс, ПВП
Саммари: какое саммари может быть у ПВП ;)
Предупреждения: возможно ООС, немножко блад-плей
Примечания: мальчишкам 18 лет

Кенни осторожно ступает на ещё тонкий ноябрьский лёд Старкова пруда и ёжится. На открытой местности ветрено, так что от холода покалывает кончик носа и щёки. Кенни поджимает пальцы ног – его потасканные осенние ботинки уже явно не по погоде – и глубже засовывает озябшие руки в карманы парки. Дыхание изо рта вырывается маленькими, быстро растворяющимися в стылом воздухе облачками; беззвёздное небо висит над самой головой.

«Паршивый вечер», – думает Кенни.

На самом деле вечер самый что ни наесть обычный: предки дома выясняют отношения, сестра висит на телефоне со своим очередным бойфрендом, Стен с Кайлом делают совместный проект по математике. Всё как всегда, просто почему-то сегодня Кенни хочется малодушно выпасть из времени, чтобы открыть глаза уже завтра. Иногда Кенни накрывает, когда кажется, что следующий день обязательно будет лучше предыдущего, и тогда он молча шагает с моста через автостраду в Денвер или вскрывает вены и равнодушно наблюдает, как по бледным тонким запястьям течёт кровь.

Сегодня один из таких вечеров, поэтому Кенни делает шаг. И ещё один. И ещё. Лёд предупреждающе хрустит под ногами, змеится трещинами, но Кенни упорно движется к намеченной цели, пока вдруг, нелепо взмахнув руками, не проваливается в ледяную воду. Вначале Кенни кажется, что кожу обжигает огнём, он зажмуривается и пытается отключить инстинкт самосохранения, который требует задействовать руки и ноги, чтобы выплыть на поверхность. Намокшая одежда тянет Кенни ко дну, и он, открыв рот, делает судорожный вдох, позволяя воде попасть в лёгкие. Дышать нечем, грудь распирает изнутри, Кенни распахивает глаза, и ему даже кажется, что вода вокруг не непроглядно чёрная, а тёмно-зелёная, будто светящаяся. Он раскидывает руки в стороны, ощущая себя так, будто медленно падает, и в этот момент кто-то хватает его за шкирку и резко дёргает наверх.

Кенни довольно бесцеремонно вытаскивают на берег и швыряют лицом вниз на твёрдую корку подтаявшего днём снега. Кенни хрипит, кашляет, его выворачивает водой, но наконец он находит в себе силы, чтобы совладать с разъезжающимися в разные стороны конечностями и усесться на задницу.

– Совсем охуел, Маккормик? – доносится откуда-то сверху гнусавый голос, Кенни, запрокинув голову, видит Крейга, и моментально реагирует:

– На хуй пошёл!

Крейг лишь усмехается, а затем присаживается на корточки и ласковым тоном интересуется:

– Вконец мозги отморозил, Маккормик, решил искупаться в ноябре месяце?

Кенни видит, что спереди куртка Крейга насквозь мокрая, а дурацкая синяя шапка с жёлтым помпоном съехала набок.

– Тебе какая разница? – огрызается он.

Крейг мрачнеет.

– Знал бы, что это ты тонешь, не стал бы вытаскивать.

– Купи очки, – Кенни, пошатываясь, поднимается и только тут замечает, как сильно его колотит от холода. – Блядь, – вытащив из кармана пачку сигарет, он сминает её – сквозь пальцы течёт вода – и отшвыривает.

– Держи, – похлопав себя по карманам джинсов, Крейг выуживает свою, такую же размокшую, недоумённо смотрит на неё, а затем начинает ржать.

Пару секунд спустя, Кенни присоединяется к нему, и они ухохатываются до слёз, так что Крейг едва не валится в жидкий снег.

«Адреналин сходит», – вяло подмечает Кенни и резко замолкает.

– Слушай, – Крейг всё ещё фыркает от смеха, – ты мокрый совсем, а до моего дома рукой подать – идём ко мне. Родаки с сеструхой на все выходные свалили к бабушке на юбилей, а мне на работе отгулы не дали, так что я один зависаю.

– Можно, – соглашается Кенни и, оскальзываясь при каждом шаге, торопится за Крейгом.

Дома у Такеров уютно и царит какой-то странный тёплый запах. Кенни, скинув прямо на пол прихожей куртку и ботинки, шлёпает мокрыми пятками в гостиную; правый носок на большом пальце у него рваный.

– Ты давай-ка в душ иди, – распоряжается Крейг, – на втором этаже первая дверь направо, а я пока притащу тебе что-нибудь из шмотья.

Кенни не заставляет себя просить дважды и, буквально взлетев по лестнице, вваливается в маленькую ванную комнату. До упора выкрутив краны, он встаёт под обжигающие тугие струи и в блаженстве запрокидывает голову.

– Ты хоть бы занавеску прикрыл, – в дверях с одеждой в руках появляется Крейг, – брызгает же! – Он медленно окидывает Кенни цепким взглядом тёмных глаз, будто сканирует, кладёт на полочку сложенные тренировочные штаны и футболку, а затем решительно задёргивает шторку. – Спускайся потом в гостиную.

– Угу, – отзывается Кенни, и прибавляет горячей воды.

Минут через двадцать он всё-таки вылезает из душа, и наспех растершись чьим-то бордовым махровым полотенцем, натягивает штаны и футболку. Футболка сладко пахнет кондиционером для белья и чистотой, а штанины приходится подвернуть, потому что Крейг выше Кенни почти на полторы головы, и логично, что ноги у него тоже длиннее.

Когда Кенни спускается в гостиную, Крейг уже сидит на диване и курит. На журнальном столике перед ним стоит бутылка дешёвого виски и два бокала.

– Папа с мамой не заругают? – Кенни плюхается рядом и, отняв у Крейга сигарету, затягивается.

– Я уже взрослый мальчик, – тот наливает в бокал на два пальца и протягивает Кенни. – Выпей.

Виски обжигают пищевод, и Кенни морщится. Сделав ещё пару глубоких затяжек, он возвращает сигарету Крейгу. Тот довольно чему-то улыбается, а потом спрашивает:

– Есть хочешь?

– Ещё бы, – оживляется Кенни.

– Сейчас что-нибудь соображу, – поднявшись, Крейг уходит на кухню, а Кенни озирается по сторонам – в последний раз он был здесь почти год назад на вечеринке в честь восемнадцатилетия Крейга, и с тех пор тут ничего не изменилось.

Легко поднявшись с дивана, Кенни прикладывается к горлу бутылки и идёт за Крейгом. Тот, ловко орудуя ножом, режет ветчину, и Кенни усаживается на стол. Болтая ногами, он некоторое время наблюдает за выверенными движениями Крейга, а потом хмыкает:

– Сразу видно, что ты разделываешь мясо в лавке мистера Спенсера.

– Ум? – Крейг принимается за спелый томат.

Кенни придвигается ближе, так что теперь острый нож стучит по разделочной доске рядом с его бедром, и выхватывает кусочек помидора.

– Крейг, а что у тебя с Твиком?

Крейг поднимает на него удивлённый взгляд и прищуривается.

– А сам-то как думаешь?

– Ну-у-у, – тянет Кенни, – все поговаривают, что вы парочка педиков. Заметим, их слова не лишены смысла: тебе почти девятнадцать, Такер, но ты ещё ни разу не мутил ни с одной девчонкой.

Крейг, улыбнувшись, аккуратно выкладывает кружки ветчины на хлеб.

– Может, у меня роман по переписке.

– Ага, дрочишь на её светлый образ на экране монитора.

Крейг качает головой.

– Нет, конечно, но с Твиком мы просто друзья.

Кенни стаскивает ещё один кусочек помидора.

– Я, честно говоря, так и думал. Ты таскаешься с этим дёрганым, как с больным щеночком. Что, родители в детстве не завели собаку?

Пальцы Крейга белеют, когда он с силой сжимает рукоятку ножа.

– Маккормик, – предупреждающе говорит он, – ты выбирай выражения, когда о моих друзьях говоришь. И потом у меня была морская свинка.

Взяв сандвич, Кенни откусывает большой кусок, тщательно пережёвывает, а затем сглатывает:

– Я помню. И, слышь, Такер, может, пойдём потрахаемся.

От удивления Крейг едва не режет себе палец.

– Ты сбрендил? – ошарашенно выдыхает он.

– Это не ответ, Такер. Ответ – да.

– Или нет.

– Или да, – с нажимом произносит Кенни. – Я ведь нравлюсь тебе. – В ожидании ответа он водит языком по нижней губе.

– Может быть, – осторожно говорит Крейг, внимательно наблюдая за ним.

– А ты нравишься мне, – Кенни легко спрыгивает на пол и подтягивает съехавшие на тазовые кости штаны. – Ну, раз с симпатиями мы разобрались, осталось только решить, оскверним ли мы кровать твоей сестры или займёмся безудержным сексом на королевском траходроме родителей.

– У меня и своя комната есть, – насупливается Крейг.

– Отлично, тогда держи и идём, – аккуратно взяв нож за лезвие, Кенни протягивает его Крейгу.

– Зачем это? – удивляется тот.

Кенни скалится.

– Ну, так я вроде тоже взрослый мальчик, и секс в миссионерской позе считаю скучным.

– Ты что, хочешь, чтобы я?.. – Крейг переводит шалый взгляд с подрагивающего в руках Кенни ножа на него и обратно.

– Поиграем немного, – подмигивает ему Кенни. – Обещаю, тебе понравится, – шепчет он и тянется за поцелуем.

Губы у Крейга твёрдые и шершавые, язык горячий и вёрткий, а поцелуи грубые, напористые, грязные. Кенни нравится именно так, чтобы с зубами и слюной, с чужими хваткими пальцами на челюсти и борьбой за доминирование.

– Ты уверен? – отстранившись, Крейг всё же забирает у него нож.

Кенни усмехается:

– Поверь мне, Такер, я столько раз умирал, столько раз испытывал различные виды боли, что уже не могу без неё – это как наркотик. А ты ведь не зря пошёл подрабатывать мясником – вымещаешь эмоции на невинно убиенных коровках? Ты всегда такой отстранённый, сдержанный, но должен же ты где-то давать выход своим чувствам?

Вместо ответа Крейг, подхватив Кенни под лопатки, утягивает его в очередной горячий поцелуй, и Кенни чувствует, как к позвоночнику прижимается холодное даже через ткань футболки лезвие ножа. Он пятится в сторону двери, утягивая Крейга за собой, а в гостиной заставляет выпить полбокала виски. Для храбрости. Теперь у его губ характерный привкус, и Кенни пытается слизать с них капли алкоголя, пока они вслепую поднимаются по лестнице.

В комнату Крейга Кенни вваливается уже без футболки, до кровати добирается и вовсе голый, так что его ужасно раздражает, что на Крейге так несправедливо много одежды. Тот, впрочем, раздеваться не спешит – стоит, смотрит на Кенни и поигрывает ножом.

– Значит, я могу делать с тобой всё, что захочу? – уточняет он.

– Именно. При одном только условии, что я помру не раньше, чем кончу. – Кенни ложится на покрывало и бесстыдно расставляет согнутые в коленях ноги. – Кстати, будь нежен, на прошлой неделе меня сбила фура, так что я вроде как девственник.

Крейг с такой силой втягивает воздух, что Кенни видно, как трепещут тонкие крылья его носа. Улыбнувшись, он облизывает пересохшие губы и в нетерпении трёт полу-возбуждённый член, показывая Крейгу, мол, хватит тормозить, чел.

Крейг опускается на матрас, вклинивая колено между ног Кенни, и откладывает нож в сторону. Он медленно ведёт мозолистыми ладонями по его бёдрам, скользит выше, по животу, по груди, и Кенни чувствует, как по коже вслед прикосновениям бегут мурашки. Сердце начинает биться быстрее, когда Крейг сжимает горло Кенни, а сам Кенни ерзает под ним, устраиваясь удобнее, так чтобы кадык идеально лёг в выемку между большим и указательным пальцем.

Душить правильно Крейг явно не умеет, но нажима под челюстями вполне хватает, чтобы по венам разлился адреналин.

– Ты красивый, – шепчет Крейг, и прихватывает зубами нижнюю губу распахнутого от недостатка кислорода рта Кенни.

Кенни чувствует вначале боль, а затем острую вспышку удовольствия, когда Крейг прижимает лезвие плашмя к его соску. Тот убирает руку с горла Кенни и запускает пальцы ему в волосы, тянет светлые пряди, улыбаясь.

– Ты мой.

– Твой, – соглашается Кенни. – Можешь вырезать своё имя у меня на теле.

Крейг трогает его живот, давит на напрягшиеся мышцы, будто художник проверяет плотность натяжения холста, а затем трёт выпирающие дуги рёбер.

– Худющий какой.

– Ну давай, откорми меня перед сексом, – язвит Кенни. – Мамочка.

Крейг качает головой, а затем делает тонкий надрез чуть ниже тазовой кости – Кенни даже не морщится, у него вроде как высокий болевой порог.

– Нравится? – приподнимает он бровь и с лёгкостью читает написанное на лице Крейга смятение, смущение и явное возбуждение.

– Не знаю, – взгляд того мечется по телу Кенни, – ты больной. И я вместе с тобой.

– Значит нравится, – делает вывод Кенни и улыбается.

Крейг оглаживает его колено, а затем надавливает, заставляя отвести ногу в сторону. Он щекотно пробегается пальцами по внутренней стороне бедра, цепляя короткие светлые волоски, удобнее перехватывает нож и вопросительно смотрит на Кенни.

– Сделай мне красиво, – выдыхает Кенни, и Крейг кивает.

Приподнявшись, Кенни наблюдает за тем, как тот тонкими алыми узорами расписывает его кожу, и жмурится от острого – на грани с болью – удовольствия. Кровь выступает рубиновыми бисеринами, мышцы ноги тянет; Крейг выводит особо замысловаты завиток у самого паха.

– Не боишься, что я тебе член отрежу к херам собачьим?

– Нет. Зачем тебе это? Лучше отсоси.

– Не мой стиль.

– Зануда.

Крейг сильнее надавливает на нож, и Кенни вскрикивает.

– Больно?

– Да.

– Хорошо?

– Да.

Крейг ловит пальцами алые потёки, а затем тянется и накрывает губы Кенни, оттягивает нижнюю, трогая мягкую изнанку.

– Оближи.

Кенни послушно берёт пальцы Крейга в рот, длинные, с неровно обстриженными ногтями, солёные от его крови. Он сосёт их с удовольствием, втягивая щёки, лижет подушечки, и Крейг стонет.

– Вот так, – приговаривает он. – Хочу, чтобы в следующий раз, когда будешь трахаться, ты вспоминал мои пальцы у себя во рту.

Кенни недовольно отстраняется.

– Слушай, я знаю, что в школе про меня болтают всякое, но ты не верь. Если я с тобой, то я с тобой. Я же с тобой, верно?

Крейг кивает, и тёмная чёлка мажет Кенни по щеке. Запустив пальцы Крейгу в волосы, он сгребает их в кулак, и тянет на себя, ловя окровавленными губами чужие губы. Они целуются до умопомрачения, и Кенни, вскидывая бёдра, трётся возбуждённым членом о грубую ткань крейговых джинсов, пачкая их смазкой.

– Может, разденешься наконец? – недовольно бурчит он, но Крейг лишь смеётся.

– У меня ничего нет, – вместо ответа сообщает он.

– Слюни есть, – повернув голову, Кенни вытирает рот о плечо, – не бойся, я выдержу. А резинки… ну… я точно не заразный.

Крейг чмокает его в кончик носа и сплёвывает в ладонь. Он не особо нежничает, и Кенни хмурится, потому что по слюне тянет, но всё равно в нетерпении пытается глубже насадиться на растягивающие его пальцы. Крейг средним с нажимом трёт простату, и Кенни жалобно скулит.

– Наконец-то ты используешь его по лучшему назначению, чем обычно.

Крейг всё же снимает футболку, стаскивает джинсы вместе с трусами, и Кенни закидывает ноги ему на плечи.

– Сразу и до конца, – велит он. – Мне так нравится.

У Крейга крупная головка члена, и Кенни задерживает дыхание, когда тот раскрывает его.

– Дыши, придурок, – Крейг гладит его по груди, цепляя ногтями затвердевший сосок, и мило краснеет, когда Кенни сообщает:

– Ты большой.

Он стряхивает ноги Кенни себе на изгибы локтей, отчего Кенни чувствует себя практически распятым, и начинает двигаться, постепенно наращивая темп. Раны на бедре Кенни саднят, задница горит огнём, но эта боль настолько правильная, что Кенни почти хорошо. Он ловит потяжелевший взгляд Крейга и ухмыляется, а тот обхватывает в кулак его член и легко скользит по стволу, так что боль вконец сменяется наслаждением.

Крейг дрочит рваными, быстрыми движениями, и Кенни чувствует, что не продержится долго. Его уже всего трясёт, низ живота томно тянет, и он, приподнявшись, неловко целует Крейга. Тот в ответ впивается в его рот, а затем сжимает член под головкой и с нажимом проводит пальцем по уздечке, буквально выдаивая сперму – кончая, Кенни выламывает до хруста суставов.

Он раскидывается на кровати и расфокусированным взглядом пялится в потолок, пока Крейг дотрахивает его. Затем тот ложиться рядом и пытается натянуть на них покрывало.

– А ничего так было, – замечает Кенни.

– Останешься? – деланно-равнодушным тоном осведомляется Крейг. – Я завтра в честь субботы могу опоздать на работу.

– Заманчиво, – Кенни придвигается ближе, и Крейг по-хозяйски обнимает его.

«Возможно, завтрашний день будет действительно лучше предыдущего», – думает Кенни, засыпая.

@темы: South Park, фанфикшен

URL
Комментарии
2014-12-03 в 21:04 

Epsh
do wat you wanna do
Ох, Нимфа, какой же у тебя офигенный Кенни - наглый, напористый, безумный, именно такой, каким я всегда вижу его в каноне :heart:
А Крейг спаситель вообще бомба :-D
Всем Крейга в вечера печали :inlove:
Большое спасибо :squeeze:

2014-12-04 в 10:23 

Zootexnik
Быть как все - это болезнь. Быть "одним из" - это приговор. Быть другим - умение. А быть собой - это дар...
На самом деле я всю осень изменяла СПНу
где почитать или как ты быстро выложишь остальное?!:gigi: хочу!)))) мне жуть как нравится чуть у тебя этот фандом!)))

2014-12-04 в 21:54 

Тёмная Нимфа
котлетка
Air~,
какой же у тебя офигенный Кенни - наглый, напористый, безумный, именно такой, каким я всегда вижу его в каноне
ммм надеюсь, он и есть такой в каноне - вообще, он, конечно, классный :heart: про него интересно писать )))
Всем Крейга в вечера печали
хехе Кенни соблазнил нашего мальчика-зануду ;)
спасибо большое, мне приятно, что тебе нравится :dance2:

Zootexnik,
где почитать или как ты быстро выложишь остальное?
ну, там не так много ))) в ближайшие дни выложу - кое-что надо подправить, кое-что дописать )))
рррры :heart::heart::heart:

URL
2014-12-05 в 13:13 

Zootexnik
Быть как все - это болезнь. Быть "одним из" - это приговор. Быть другим - умение. А быть собой - это дар...
Тёмная Нимфа, ну, там не так много )))
:weep2::weep2::weep2: ждю!!!!!!!!!!:inlove:

2014-12-05 в 15:01 

Тёмная Нимфа
котлетка
Zootexnik,
не переживай, там есть 20 000 слов 1 части макси-фика ;)

URL
2014-12-05 в 15:03 

Zootexnik
Быть как все - это болезнь. Быть "одним из" - это приговор. Быть другим - умение. А быть собой - это дар...
Тёмная Нимфа, ахринеть!!!!:vse: теперь я совсем хочухочухочу!!!!:crzfan::crzfan::crzfan:

2014-12-05 в 15:05 

Тёмная Нимфа
котлетка
Zootexnik,
погоди, я туда хотела написать порно-вбоквел, потому что там пока низкий рейтинг, а душа просит хоть кого-то выебать из героев, и тогда на след неделе выложу, а пока пойду выложу драббл-пвпшку ;)
сейчас только ещё раз перечитаю её ))))

URL
2014-12-05 в 15:06 

Zootexnik
Быть как все - это болезнь. Быть "одним из" - это приговор. Быть другим - умение. А быть собой - это дар...
Тёмная Нимфа, *засела в кустах ожидая*

2014-12-05 в 15:33 

Тёмная Нимфа
котлетка
URL
2014-12-12 в 23:40 

gavrusssha
Good news everyone!
Как же здорово) Именно вот так обыграть Кенни-смерти)) Порно прекрасно, но предыстория просто переворачивает сердце.

2014-12-13 в 11:25 

Тёмная Нимфа
котлетка
gavrusssha,
Порно прекрасно, но предыстория просто переворачивает сердце.
вот он самый приятный комплимент в пвп
спасибо огромное :kiss:

URL
2016-08-06 в 10:18 

Я теперь наверно завалю вас своими комментами)0 Простите)0

URL
     

СвалкА

главная