23:42 

Солнышко, Дж2-АУ, военное-АУ, NC-17

Тёмная Нимфа
котлетка
Ну, и главноё моё достижение. Очень внезапное и приятное :heart:
Вообще, надо сказать, вдвойне приятно, когда в фандоме побеждают не очень фандомные тексты, тем более на такие серьёзные темы :shuffle2:
И да, я рисковала, когда сделала Джареда таким, какой он в тексте ))) И я с самого начала точно знала, что в этой военной АУшке у Джеев будет ХЭ!
А вообще с фиком получилось интересно: мне под самую выкладку досталась эта тема, а экшены я писать не умею. Потом до меня дошло, что отдельно взятое сражение - это типа как экшн. Этот текст - кусок, глава из большого задуманного мной про Джеев на Второй Мировой от самого Гуадалканала и до победного конца. Теперь я соображаю, есть ли смысл писать остальное )))
А ещё я должна сказать огромное спасибо Рэйвел, которая сотворила настоящее чудо - без её иллюстраций текст воспринимался бы совсем иначе




Название: Солнышко
Автор: Тёмная Нимфа
Бета: Котик
Оформление и иллюстрации: Рэйвел
Дисклеймер: данная работа является вымыслом и никакого отношения к реальным людям, в ней упомянутым, не имеет
Пейринг: Дж2
Размер: мини
Категория: слэш
Жанр: драма, экшн, военное-АУ
Рейтинг: NC-17
Саммари: у них приказ захватить военный аэродром
Примечание: Вторая Мировая Война, сентябрь 1944 года, о Палау; смерть второстепенных персонажей; НЕ открытый финал

Солнце пекло нещадно. Дженсен, утерев тыльной стороной ладони пот со лба, надвинул на глаза каску и спрятал лицо в изгибе локтя. Горло драло от жажды, язык, казалось, намертво присох к нёбу. Над головой, утробно рыча, на малой высоте пронеслись три бомбардировщика; вдалеке грохотали взрывы. Дженсен чуть переместился, зачем-то пытаясь улечься так, чтобы тень от ствола сгоревшего тонкого дерева пересекала его тело – в спину тут же впился крупный острый камень, но в сложившейся ситуации это, право, была такая мелочь, на которую Дженсен даже внимания не обратил.



– Многое бы отдал за глоток воды, – Крис с мрачным видом крутил в руках давно пустую фляжку.

– Кончай гипнотизировать её взглядом, – пихнул его ногой в бок Стив, – от этого вода в твоей фляжке не появится. Ты же не долбанный Иисус.

– Иисус превращал воду в вино, – резонно заметил Дженсен.

– Ага, только зазря продукт переводил, – буркнул сбоку Миша.

– А ещё он сотворял хлеб и рыбу из воздуха, – не унимался Крис. – Так почему бы ему было не сотворить родник, бьющий из-под этого камня? – он швырнул фляжку в ближайший валун, и та, отскочив от него, со скрежетом покатилась по земле.

– Иисус их не материализовал из воздуха, – зевнул Дженсен. – У него было пять хлебов и две рыбины, которые он…

– Плевать! – рявкнул Крис, с нажимом проведя ладонью по отросшему ёжику волос. – Мы все до единого передохнем здесь, на этом блядском острове либо от жажды, либо узкоглазые выродки подстрелят наши задницы – и это будет почти актом милосердия с их стороны.

– Мыслить так – слишком узко, – задумчиво произнёс Миша, не обращая внимания на разошедшегося Криса. – Вопрос надо ставить шире: зачем Бог изначально создал япошек?

– Девочки бьются в истерике?

Дженсен приоткрыл глаза – прямо над ним, загораживая солнце, возвышался скалившийся Падалеки.

– Пошёл на хуй, – ласково посоветовал ему Стив.

Падалеки усмехнулся, а затем, словно собаке кость, кинул ему фляжку, внутри которой гулко плескалась вода:

– Держите. Я слышал, мы скоро выдвигаемся: марш-бросок через аэропорт. Спорим, до конца взлётной полосы доберутся не все? Так хоть попьём по-человечески перед смертью.

– Уверен, такому сукину сыну, как ты, опять удастся выжить, – Стив брезгливо посмотрел на валявшуюся рядом с его ладонью фляжку, которая, отражая солнечные лучи, издевательски поблёскивала серебристым боком.

– Откуда у тебя вода, Падалеки? – недобро прищурился Дженсен. – Опять трупы обыскивал?

Тот только пожал плечами:

– Трупам вода ни к чему, Эклз. Но, если вы такие неженки, могу вас уверить, это фляжка Райли. А Райли бы точно с вами поделился. Будь он жив.

– Ах ты гнида! – рванулся к Падалеки Крис, но Стив, перехватив его запястье, дёрнул Криса обратно на землю, практически заваливая на себя.

– Остынь!

– Райли жив, – прохрипел Крис.

Падалеки каркающе рассмеялся:

– Последний раз, когда мы виделись, Райли собирал свои кишки по всему пляжу во время высадки. И было очень мило с его стороны отдать мне фляжку. В любом случае, теперь она ему без надобности: Райли либо разлагается в трюме крейсера, либо окружён стайкой заботливых медицинских сестричек, которые поят его через соломинку.

– Он прав, – потянувшись, Миша подобрал фляжку и открутил крышку. – Нас закинули сюда без воды и продовольствия, через час япошки будут отстреливать наших ребят, как тупой скот, прущий напролом по открытой местности… Ебал я все жизненные принципы, – он с наслаждением сделал глоток.

Стив, выбив из мятой пачки папироску, подкурил и глубоко затянулся, затем ткнул папиросой в губы Крису. Тот, отмахнувшись, отобрал у Миши фляжку и отсалютовал ей:

– За Райли, парни.

Фляжка и папироса пошли по кругу.

Падалеки, победно ухмыляясь, опустился на камни рядом с Дженсеном:

– А ты что же, Дженни, брезгуешь?

Дженсен, показав ему средний палец, бросил с презрением:

– Отвали, – и мелочно отомстил за «Дженни»: – Солнышко.

Падалеки в роте не любили; Дженсен его так и вовсе ненавидел, хотя они оба были из Техаса, а земляки на войне обычно держались друг друга. Остальные ребята Падалеки сторонились, подкалывали по злому, и прозвище «Солнышко», в первую очередь намекавшее на ориентацию, за ним закрепилось, кажется, ещё с учебки. А может, уже с Гуадалканала*– сейчас и не вспомнить.

Солнечный мальчик Джаред Падалеки, длинный, немного нескладный, улыбчивый, вначале Дженсену нравился – даже очень – да только на Гуадалканале его будто подменили. Падалеки не гнушался красть вещи убитых и тяжело раненых, широко улыбаясь, вырывал зубы с золотыми коронками у японцев, зачастую с наслаждением раскурочивая им, ещё живым, челюсть ножом, и вообще вёл себя как последняя зазнавшаяся сука. Дженсена он теперь одним своим видом доводил до бешенства. Их словестные перепалки редко перерастали в качественный мордобой – не до того было, когда япошки в любой момент могли всадить тебе пулю промеж глаз – однако спуску они друг другу не давали никогда.



А потом случился Мельбурн – рай земной после ада Гаудалканала. Морпехи, зализывая раны, вовсю кутили в местных барах, купались во внимании австралиек, чьи мужья в это время сражались за колонии в Африке, и пили сутки напролёт до беспамятства. В один из таких светлых дней Дженсен с Крисом и Стивом отдыхали в маленьком пабе, потягивая пиво и вспоминая убитых товарищей. Дженсен краем глаза тогда заметил Падалеки, который в одиночестве пил за барной стойкой, но решил не обращать на него внимания. Впрочем, Падалеки сам плюхнулся к нему за столик, стоило Крису свинтить в сортир, а Стиву уйти за ещё тремя кружками пива.

– Чего тебе? – помрачнел Дженсен.

Джаред нагнулся к нему близко-близко, неприятно рассматривая, обдал запахом выпивки и пота, а затем выдохнул на ухо:

– Я по твоему рту с ума схожу, Дженни. Отсосёшь?

Дженсен ему тогда как сидел, так и врезал, без замаха, но в удар вложил всю злость и ненависть. Джаред, видимо, к тому моменту успел прилично набраться, потому что свалился со стула на пол. Он валялся и хохотал, как умалишённый, растягивая в безумной улыбке окровавленный рот, а затем вскочил, схватил стул и приложил им Дженсена по спине.

Драка вышла знатной: со сломанной мебелью и битой посудой. Их забрали патрульные, и Дженсен, как зачинщик драки, трое суток провёл в карцере, из которого вышел со стойким желанием убить суку-Падалеки. Тот удачно обнаружился в ближайшем баре, пьяный в хлам, растрёпанный и всё такой же вызывающе наглый.

Рёбра Дженсена противно ныли при каждом шаге, но он, разминая кулаки, всё же решительно двинулся в сторону Падалеки – тот смотрел на него с вызовом, не моргая. У Дженсена был план отойти с Падалеки куда-нибудь в тихий переулок, где бы им никто не помешал, и начистить рыло этому беспринципному ублюдку, но план полетел ко всем чертям, когда Падалеки, облизав сухие, с запекшийся кровавой корочкой губы, сказал:

– Так и знал, что ты придёшь. Здесь на втором этаже сдают приличные комнаты.



И Дженсен сам оплатил номер.

Комната действительно оказалась чистой и уютной, с пёстрыми обоями в цветочек, с накрахмаленной скатертью на круглом столе, с белыми простынями на скрипучей кровати. Дженсен потерял счёт, сколько раз он на эти самые простыни кончил. И на обои. Скатерть, кажется, не пострадала.

Они сутками не вылезали из номера. Джаред разъебал задницу Дженсена так, что при желании мог с лёгкостью засунуть в неё кулак, а Дженсену всё было мало, и он подставлялся снова и снова, а затем нагибал Джареда. Они пили, дрались до крови и трахались до изнеможения. Синюшные отпечатки падалечьих зубов не сходили с обветренной кожи Дженсена – Крис, оттягивая Дженсену воротник футболки, во время их редких встреч тянул с завистью:

– Знойная же тебе попалась австралиечка, друг!

Дженсен хмуро кивал и снова шёл к Падалеки. Впереди маячила передовая; никто из них не знал, сколько им осталось прожить, и каждый стремился урвать у жизни кусок пожирнее.

Война на Тихом океане продолжалась. Их ждала Новая Британия. Мельбурн пролетел и забылся, как сон; Падалеки был всё такой же сукой, и Дженсен с чистой совестью всё также его ненавидел.
_____________________
* Гуадалканал – вулканический остров в архипелаге Соломоновы острова. С августа 1942 года по февраль 1943 года японские и американские войска сражались за контроль над островом. В этой битве на истощение в конце концов верх одержали Соединённые Штаты. Необходимость направлять подкрепления на Гуадалканал ослабляло японские силы в Новой Гвинее, что способствовало освобождению острова от японских войск, которое завершилось в начале 1943 года.

***


– Вся дивизия идёт через аэродром ровно в девять, – чеканил капитан. – Сначала первый и второй взводы, потом третий и артиллеристы. Остановить японский обстрел можно только добравшись до тех холмов, а до них один путь – через аэродром. Когда выдвинемся, не останавливаться до самого конца. Ясно?

– Так точно, капитан, – раздалось со всех сторон.

– Собрать снаряжение и готовиться к выступлению.

Дженсен в очередной раз проверил, застёгнута ли каска.

– Нервничаешь, Дженни? – пихнул его острым локтем в солнечное сплетение Падалеки.

Дженсен промолчал. Джаред достал из нагрудного кармана вырванные у японцев зубы и, зажав их в кулаке, принялся с мерзким перестуком трясти, словно игральные кости:

– Узкоглазые, как крысы в своих норах, окапались здесь в горных пещерах – выкурить их оттуда будет проблематично. Мы же у них сейчас, как на ладони: отстреливай не хочу.

– Я вообще не понимаю, кому нужен этот Богом забытый дотла выжженный остров, – проворчал Крис.

– Захватим Палау – будет плацдарм для наступления на Филиппины.

– Тебе-то откуда знать? – поморщился Дженсен.

– Забыл что ли? – заржал Крис, – Солнышко же регулярно отсасывает у всего командного состава.

Джаред изогнул бровь:

– Не завидуй. А в следующий раз, когда будешь писать своей мамочке письмо, полное слёз и соплей, попроси её прислать тебе учебник географии.

Крис хотел что-то ответить, но в это время раздался окрик:

– Ждать приказа! Готовиться!

Дженсен, закрыв глаза, зашептал слова молитвы, Падалеки рядом, сплюнув, выматерился; сверху протарахтели самолёты.

– Первый и второй взвод, вперёд! Пошли, пошли, пошли!

Дженсен, распахнув глаза, смотрел, как впереди с земли поднимались – будто вырастали – морские пехотинцы. Пригнувшись и сжимая в руках оружие, они двигались в сторону видневшегося впереди аэропорта.

– Так, первое отделение за мной!

– За мной второе отделение!

Казалось, время на острове замерло, вокруг стояла полная тишина, лишь камни шуршали под подошвами тяжёлых форменных ботинок.



– Почему япошки не стреляют? – шепнул Дженсен. – Может, решили сдаться?

– Мечтай, – Падалеки удобнее перехватил миномёт, лежавший у него на плече. – Просто подпускают ближе. Они будут драться до последнего солдата. Но мы перебьём их всех!

Дженсен сглотнул – сердце, как ненормальное, колотилось о рёбра.

– Хей, увидимся на той стороне, – хлопнул его ладонью по спине Крис.

Стив ободряюще улыбнулся, и Дженсен кивнул в ответ:

– Увидимся.

Прозвучал приказ:

– Артиллерия, вперёд!

И они побежали.

В голове было пусто; Дженсен на автомате переставлял ноги, считая про себя шаги. Впереди маячили остовы сгоревших самолётов и машин, разбомблённые ангары; далёко-далеко впереди, купаясь в мареве, виднелись разрушенные здания аэропорта, скалившиеся разбитыми окнами, зиявшие провалами в стенах и опасно ощетинившиеся прутьями арматуры – Дженсен знал: именно там засели узкоглазые.

– Матерь Божья, – выдохнул Миша, когда раздался первый взрыв.

Артиллерия била по ним сплошняком. Вокруг всё грохотало, бухало и взрывалось, заглушая крики раненых. Дженсен нёсся вперёд, петляя между рытвинами, ориентируясь на спину бежавшего капитана; Падалеки пыхтел где-то сбоку. В лицо летели мелкие острые камушки, стоявшая в воздухе взвесь песка и бетонного крошева не позволяла нормально дышать, глаза слезились из-за разъедавшего их дыма. Страха как такового не было, скорее пожиравшее изнутри чувство беспомощности и беззащитности, смирение перед неизбежным.

– Вперёд, вперёд, вперёд! – набатом звучало в ушах.

Всё застилал чёрный дым; Дженсен уже плохо ориентировался, двигался интуитивно, постоянно спотыкаясь о камни и лежавших на земле, ещё живых, людей.



– Дженс, давай быстрее, – донёсся до него голос Криса.

Они добежали до какого-то одноэтажного здания у взлётной полосы, от которого остались две полуразвалившиеся стены, и привалились к ней. Капитан дал им сделать всего два глубоких вдоха и крикнул:

– Вперёд!

Дженсен с трудом отлепился от стены, дарившей обманчивое ощущение безопасности, и побежал. Они рухнули то ли в полузасыпанный землёй окоп, то ли в огромную воронку, и капитан, взглянув на часы, приподнялся:

– Слушать всем! Идём через аэродром. Готовимся выдвигаться! Передайте дальше!

Дженсен сжал во вспотевших ладонях винтовку.

– Левый фланг, правый фланг, вперёд, вперёд, вперёд!

Теперь в ушах стрекотали автоматные очереди – япошки стреляли по ним из-за каждого мало-мальски пригодного для этого укрытия. Вокруг взрывались снаряды, щёлкали гранаты. Дженсен видел, что на левом фланге ребята уже начали зачищать здания и блиндажи, он прибавил ходу, и в этот момент бежавший рядом с ним парень – новичок в их роте – упал, нелепо взмахнув руками. В голове промелькнула мысль, что можно попытаться дотащить его до видневшегося впереди сгоревшего грузовика, откуда сейчас вели огонь морские пехотинцы, Дженсен нагнулся, но в этот момент откуда-то вынырнул Падалеки и, ухватив его за воротник куртки, потащил за собой.

– Пусти, – попытался вывернуться Дженсен. – Ему надо помочь.

– Не надо, – отрезал Падалеки. – У парня мозг через дырку во лбу видать.

Они добежали до какого-то огрызка стены, вокруг которого были разбросаны бочки и железные обломки, и только тогда Падалеки выпустил Дженсена, с силой швырнув его в сторону Криса со Стивом.

– Ты как, в норме?

Дженсен, глотая воздух раскрытым ртом, лишь кивнул.

– Видите фюзеляж самолёта? – махнул рукой капитан. – Там наши. Выдвигаемся! Поднимайте свои задницы, не спите!

Несколько минут, которые потребовались Дженсену на выполнение приказа, показались вечностью. Он плюхнулся на землю рядом с радистом, куртка которого была насквозь пропитана багряным:

– Мы посередине взлётной полосы, сэр, – частил тот в трубку. – Нужен удар с воздуха, повторяю, нужен… – он захлебнулся, – удар с воздуха. Здесь мощный огонь, – у него пошла кровь горлом, и он закашлялся. – Удар с воздуха, чтобы подавить японскую артиллерию… здесь… на холмах… Приём, – радист начал заваливаться набок.

Дженсен отвёл взгляд. Подбежавший капитан отобрал у радиста трубку, подставил ладонь ему под щёку, осторожно укладывая голову:

– Ты молодец, сынок. Молодец.

– Без удара с воздуха мы не справимся, – у Миши дрожали губы, лицо заливала кровь из пореза на виске, но в целом, кажется, он был в норме.

– Приём, – заорал капитан в трубку. – Чёрт, видимо, передатчик сдох. Нужен рабочий телефон, чините, живо! – отдал он приказ и сунул трубку ближайшему морскому пехотинцу: – Пробуйте связаться. А мы идём дальше!

– «Белый замок» вызывает восемь-четыре, приём. «Белый замок» вызывает восемь-четыре, приём, – неслось вслед Дженсену.

Ударило совсем рядом, и Стив повалился на землю, зажимая уши ладонями.

– Ты в норме, в норме, вставай! – заорал ему Крис – они с Дженсеном подхватили Стива под руки и потащили за собой; Падалеки, подобрав откатившуюся в сторону каску, нахлобучил её Стиву на голову и взвалил себе на плечо его миномёт.

– Давайте быстрее! – крикнул им Миша.

Камни под их ногами были залиты кровью; в отдалении полыхнуло, огненные столбы взвились в небо, и земля задрожала – авиация нанесла удар по укреплённым силам противника.

– Так им, сукам узкоглазым! – Миша в победном жесте вскинул кулак.

Они кое-как добрались до трёхэтажного, видимо, административного здания, из которого по ним вели огонь, и засели в укрытии. Джаред с Крисом и ребятами принялись устанавливать миномёты. Дженсен, растянувшись на животе и спрятавшись за бетонной балкой, перезарядил винтовку. Он видел мелькавших в окнах японцев, сосредоточился, выбирая цель, и сделал первый выстрел.



– Миномёты, огонь по центру с поправкой на ветер, – в это время орал уже охрипший капитан. – Прямой наводкой. Осколочными по зданию справа. Огонь!

– Готов? – донёсся до Дженсена голос Падалеки. – Огонь! Ещё огонь!

Из здания, по которому били миномёты, раздавались озлобленные крики японцев; снаряды, достигая цели, взметали в воздух фейерверки бетонного крошева.

– Прямой наводкой, сто, заряд ноль.

– Ещё сотка!

К ним подошло подкрепление. Оборона была подавлена.

– Рота, двигаемся дальше, – скомандовал капитан. – Рассредоточились. Зачищаем территорию.

Дженсену казалось, что от усталости он больше и шагу ступить не сможет, но пришлось подняться и, покачиваясь от перенапряжения, бежать вперёд. Они почти добрались до конца построек, за которыми чернели сгоревшие деревья, когда сбоку из какой-то расщелины в земле выскочил японский солдат с автоматом. Очередь прошила воздух, Дженсен хотел закричать, но в этот момент его кто-то сбил с ног и повалил на камни, вышибая воздух из лёгких, придавливая немалым весом.

Дженсен, проморгавшись, уставился на Падалеки. Упершись ладонями ему в грудь, он спихнул того с себя, вскочил на ноги и обернулся – узкоглазый уже корчился на земле в луже крови.

– Мать твою! – присев на корточки, Дженсен тронул Падалеки за плечо. – Вставай, Солнышко, чего разлёгся?

Джаред заскрёб пальцами по камням, приподнимаясь, но тут же рухнул обратно.

– Падалеки, – пробормотал Дженсен, и только тут почувствовал, что ладони липкие от крови.

Падалеки криво и как-то извиняюще улыбнулся:

– Видимо, и у сукина сына вроде меня иногда заканчивается везение…

Аэродром они в тот день так и не взяли.

***


Солнце пекло всё также нещадно. Раненых разместили под чудом уцелевшей во время бомбёжки крышей здания, державшейся просто на четырёх бетонных столбах; заняли круговую оборону.

Дженсен сидел на полу между контуженным Стивом и Падалеки, лежавшим на носилках – его перебинтовали уже в третий раз, но марля снова пропиталась кровью. Дженсен смотрел на метавшегося в бреду напротив паренька с кровавыми обрубками вместо ног, над ним, жужжа, кружили крупные мухи, и Дженсен зачем-то пытался их пересчитать.



– Эклз, раз ты всё равно здесь сидишь, дай попить, – прошелестел Падалеки.

Дженсен поднёс к его губам фляжку:

– У меня на самом дне.

Джаред сделал глоток:

– Спасибо. Душно тут…

– Терпимо, – дёрнул плечом Дженсен.

– Знаешь, – тихо продолжил Падалеки, – моя мама, когда я себя хорошо вёл, часто любила повторять: «От доброго дела, Джей, в мире светлей становится, будто солнышко улыбается». Может, каждый убитый япошка – это доброе дело? Вот солнце никогда и не закатывается на этом грёбаном острове.

– Всё-таки ты везучий сукин сын, – невпопад сказал Дженсен, – поплывёшь теперь домой лечиться. Для тебя война закончилась.

Падалеки нахмурился:

– Меня подлатают, и я вернусь. А ты смотри не сдохни тут за это время, Эклз.

Дженсен поднялся и направился к выходу:

– Постараюсь.

– Погоди, – окликнул его Джаред. – Сан-Антонио, Ригсби-авеню, 265. Когда вернёшься домой, может, будешь у нас проездом – ну, мало ли тебе захочется посмотреть на крепость Аламо – так ты того… зайди к моей матери. Вдруг я сам её уже не увижу. Она одна совсем: я тут, отец умер ещё до войны, Джефф, мой брат, сейчас во Франции, а там тоже не курорт. Зайдёшь?

– Зайду, – пообещал Дженсен.

И Джаред улыбнулся – широко и искренне, так, как улыбался когда-то давно, в учебке, а потом иногда в Мельбурне, только Дженсен старался не обращать на это внимания – и закрыл глаза.

Дженсен поискал взглядом Криса с Мишей, подошёл к ним, прикуривая по дороге – дым обжог горло горечью – и уселся рядом. Разговаривать не хотелось.

К зданию, загребая гусеницами песок, подъехала бронированная машина для перевозки раненых, из люка высунулся парень в каске:

– Какая это рота?

– Одиннадцать-три-пять, – ответил капитан.

– Нам нужна два-один-семь, – с досадой поморщился парень. – Не знаете, где они?

– Не знаю. Заберите наших раненых на берег.

– Не могу, нам ехать надо.

Люк захлопнулся, взревел двигатель, и машина тронулась с места. Дженсен, поднявшись, спрыгнул на землю и пошёл ей наперерез. Он остановился на дороге, не давая машине проехать. Рядом, плечо к плечу, встал Крис, хромая, подошёл Миша. Машина остановилась и люк снова с грохотом откинулся.

– Парни, у меня приказ, – с несчастным видом протянул парень, переводя взгляд на капитана.

– Подождёшь, пока не погрузим раненых, потом валите на все четыре стороны, – сказал тот и крикнул: – Тащите носилки!

Дженсен закусил губу, чувствуя, как в груди разливалось пьянившее чувство облегчения. Тогда он ещё не знал, что Падалеки через полгода всё-таки вернётся в их роту, а ещё через полгода закончится Вторая Мировая Война. Победу они встретят вместе, на Окинаве, сидя на берегу и распивая бутылку дерьмового виски с Крисом и Мишей. В чёрном звёздном сентябрьском небе над ними будут расцветать красные сигнальные ракеты вместо салюта, Падалеки будет пьяно улыбаться и переругиваться с Крисом, Миша напьётся и полезет голым купаться, а Дженсен будет смотреть на своих друзей и думать, что теперь у них у всех всё обязательно будет хорошо. И плевать, что всю оставшуюся жизнь ему будет сниться война. Но до этого момента был ещё целый год. А пока шло семнадцатое сентября 1944.

Дженсен, проводив взглядом скрывшуюся за поворотом машину с ранеными, перехватил удобнее винтовку и, спасаясь от солнечных лучей, поплёлся под крышу.


Историческая справка:
В ноябре 1944 года Америка отвоевала о. Палау, но эта победа дорого ей обошлась. Первая дивизия морской пехоты потеряла около трети своих солдат (потери составили более шести с половиной тысяч человек). Генерал Дуглас Макартур так и не использовал Палау при взятии Филиппин. Этот остров также не был использован ни в одной дальнейшей операции, поэтому битву за Палау редко упоминают в учебниках. Мало кто слышал об ожесточённых боях на Палау, и ветераны называют её «Забытой битвой».




@темы: фото/коллажи/картинки, фестово, фанфикшен, РПС, J2

URL
Комментарии
2014-02-13 в 00:17 

Zootexnik
Быть как все - это болезнь. Быть "одним из" - это приговор. Быть другим - умение. А быть собой - это дар...
Я влюбилась в него сильно и навсегда! :heart:Это такой бальзам а душу после "Песка"! :heart::heart::heart:Я вас сразу узнала!!!:squeeze: Вас и Артера!:heart::heart::heart: это было такое счастье! Вы просто не поверите! Эта история подарила мне много радости! И я от всего сердце хочу сказать спасибо Вам и Артеру:heart::heart::heart: Это невероятно прекрасная вещь. Она подошла мне на все 200% :squeeze:
И мне понравились не только главные герои, но второстепенные! Очень живые, настоящие:heart: Спасибо:heart::heart::heart:

2014-02-13 в 02:19 

ivla
А на небе только и разговоров, что о море
Невероятно! Снимаю шляпу перед вами и артером! Очень сильно, с надрывом и комком в горле.
Спасибо! :heart: :heart: :heart:

2014-02-13 в 11:21 

terrible mixture
Я под впечатлением от таких Джеев. Они потрясающие, мужественные. Спасибо!

2014-02-13 в 21:44 

Lina_Lee
Черную кошку не волнует, что о ней думают серые мыши.
Очень хороший текст и замечательный арт :up::up::up:

2014-02-13 в 21:54 

Ласковая птица Феникс
Я обожаю слушать ложь, смотря в глаза. Особенно, когда знаю правду... (с)
История потрясает своей достоверностью. Я не особо увлекаюсь чтением исторической литературы, особенно про войну, но сам факт, что это война, на которой Джеи меня подстегнул. И теперь я тихо фигею, как вам удалось обо всём этом написать. Кровь, смерть, ненависть, и всё в одном флаконе. А ещё мне показалось, что любовь. Любовь Солнышка к Дженсену. Жаль, что не взаимная... Спасибо)))) И ещё вопрос. А может продолжение, а?

2014-02-14 в 00:13 

life in color
[never in fact homeless]
Аплодирую стоя, смахивая слезы, серьезно. Это так гениально написано... Не знаю почему, но нравится читать произведения о войне. А тут еще и Джеи, нереальные просто, офигеные. Навылет
Очень- очень :heart: и очень хочется еще почитать такого :)

2014-02-14 в 01:50 

Тёмная Нимфа
котлетка
Zootexnik,
Это такой бальзам а душу после "Песка"!
:evil:
Я вас сразу узнала!!! Вас и Артера!
Мы с Тамарой ходим парой,
Санитары мы с Тамарой. (с)
ЫЫЫ ну, кажется, в этом фандоме мне принадлежит монополия на написание фиков о войне ))))
Эта история подарила мне много радости!
ооо это очень-очень приятно!
И мне понравились не только главные герои, но второстепенные!
а это приятнее вдвойне, когда все персонажи живые *заглаженный автор*
спасибо тебе огромное :squeeze:

ivla,
Очень сильно, с надрывом и комком в горле.
ащщщ как приятно такое слышать! Большое спасибо! :love:

terrible mixture,
Lina_Lee,
вам спасибо за отзыв - очень приятно! :love:

Ласковая птица Феникс,
История потрясает своей достоверностью.
уруру я писала про реальный исторический факт ))))
Кровь, смерть, ненависть, и всё в одном флаконе.
смешать, но не взбалтывать ^_^
А ещё мне показалось, что любовь. Любовь Солнышка к Дженсену. Жаль, что не взаимная.
как не взаимная! взаимная! что такое *рыдаит* они оба любят друг друга, по-дурацки, но любят :heart: иначе бы не было Мельбурна! просто Дженсен не хочет в этом себе признаваться - на войне так проще (((
но они же вместе потом встречают победу, и вообще будут вместе! Когда Дженсену будет сниться война, Джаред будет рядом )
А может продолжение, а?
какое продолжение? в смысле про Палау или про то, что стало после сентября 1945?
Спасибо большое за такие прекрасные слова! :dance2:

life_in_color,
Это так гениально написано.
оу, ну вот уж вы как скажете! :shame:
Не знаю почему, но нравится читать произведения о войне. А тут еще и Джеи, нереальные просто, офигеные. Навылет
а я люблю писать о войне, у меня много фиков и драбблов, но по Дж2 фандому только три, кажется )
Спасибо огромное :shuffle2:

URL
2014-02-15 в 20:21 

Ласковая птица Феникс
Я обожаю слушать ложь, смотря в глаза. Особенно, когда знаю правду... (с)
Тёмная Нимфа, просто Дженсен не хочет в этом себе признаваться - на войне так проще ((( - это да, это я упустила))
какое продолжение? в смысле про Палау или про то, что стало после сентября 1945? - думаю, что Палау можно уже отложить в сторону, ведь после войны их общая история становится более личной, и как там дальше, когда не на войне, когда придётся задуматься не о том, как удобно, а о том как с этим жить, очень хочется прочитать. Да, мне очень хотелось бы продолжения. Оно должно получиться не менее захватывающим, мне так кажется :shy::shuffle2:

2014-02-15 в 23:58 

Тёмная Нимфа
котлетка
Ласковая птица Феникс,
и как там дальше, когда не на войне, когда придётся задуматься не о том, как удобно, а о том как с этим жить, очень хочется прочитать.
я поняла ))) ну, если честно, вот прям если взять и начать копаться в характерах этих персонажей, не думаю, что они, в итоге, не ужились бы после войны - у них всё-таки была скорее взаимная ненависть, без которой они не могли жить и не могли жить друг без друга, но это была и любовь одновременно - бред какой-то получился
ладно, предположим, они бы были вместе, но там бы радужного не было ничего - это посттравматический синдром у обоих, и не думаю, что у них бы получилось вытащить друг друга, это потерянность по жизни, которую испытывали многие ветераны - в Америке ведь всё было совсем не так, как в СССР, там к вернувшимся солдатам было немного другое отношение, в смысле, их уважали, любили, но не могли понять так, как понимали наши соотечественники, потому что на территории США не было войны и мирное население не пережило того, что пережили в Европе.
В общем, если честно, мне даже в психологию этого лезть страшно. Я же не зря написала, что Дженсену до конца жизни снилась война (((
В общем, писать о плохом я не хочу, а писать о том, во что не верю - не могу )

URL
2014-02-16 в 11:51 

Ласковая птица Феникс
Я обожаю слушать ложь, смотря в глаза. Особенно, когда знаю правду... (с)
Тёмная Нимфа, В общем, писать о плохом я не хочу, а писать о том, во что не верю - не могу ) - вы правы, всё достаточно трагично и ХЭ был бы просто притянут за уши.Просто мне показалось, что вам удалось бы развернуть эту тему, я имею в виду хватило бы таланта и умения на такую эпопею.

2014-02-16 в 15:11 

Тёмная Нимфа
котлетка
Ласковая птица Феникс,
Просто мне показалось, что вам удалось бы развернуть эту тему, я имею в виду хватило бы таланта и умения на такую эпопею.
:shy::shy::shy:
ну, не знаю, насчёт таланту ))) но, если бы я взялась писать, то написала бы что-то ))) да ))) но это, правда, тяжело, к тому же у меня и бабушка, и дедушка прошли всю войну, а бабушка в битве за Сталинград участвовала - она была медсестрой на судне, которое по Волге отвозило раненых. И у них же были красные кресты во всю крышу, а фашисты их всё равно бомбили.
Она иногда рассказывала про послевоенные годы - и навряд ли я хочу об этом писать (
но вам спасибо за веру в мой талант :kiss:

URL
2014-02-16 в 16:51 

Doris Hazel
Читатель... Просто читатель...
2014-02-16 в 21:37 

Тёмная Нимфа
котлетка
Doris Hazel,
спасибо большое :rolleyes:

URL
2014-02-17 в 16:07 

Твоя_дивизия
Трудно быть ангелом, но, сцука, нада! (с)
наконец-то добралась до твоих текстов, а то с этой ФБ...)))
Тёмная Нимфа, какой замечательный текст, война, ужас, отчаянье... какие классные они, и вот такой Джаред очень вставляет))) и не убили никого))) спасибо:heart:

2014-02-17 в 17:43 

Тёмная Нимфа
котлетка
Твоя_дивизия,
какие классные они
ЫЫЫ спасибо :heart:
и вот такой Джаред очень вставляет)
эх, хорошо, мне хотелось написать его таким, жестким что ли ))))
и не убили никого))
как это никого? а тысячи морпехов и японцев? ладно, ладно, я поняла, Джеи остались живы, что не характерно для меня ))))
спасибо тебе большое :heart:

URL
2014-02-17 в 21:16 

Ласковая птица Феникс
Я обожаю слушать ложь, смотря в глаза. Особенно, когда знаю правду... (с)
Тёмная Нимфа, и навряд ли я хочу об этом писать - тогда понятно. Я бы тоже не стала. По больному.
спасибо за веру в мой талант - а как без этого? :buddy:

2014-02-18 в 09:48 

Тёмная Нимфа
котлетка
Ласковая птица Феникс,
а как без этого?
ну, даже у меня нет такой веры
спасибо большое :heart:

URL
2014-02-18 в 21:10 

Ласковая птица Феникс
Я обожаю слушать ложь, смотря в глаза. Особенно, когда знаю правду... (с)
Тёмная Нимфа, ну, даже у меня нет такой веры - не переживайте))) мы будем верить в вас за вас)))) :yes: :hey:

2014-02-18 в 23:00 

Тёмная Нимфа
котлетка
Ласковая птица Феникс,
мы будем верить в вас за вас))))
Ы спасибо

URL
2014-02-19 в 19:18 

Ласковая птица Феникс
Я обожаю слушать ложь, смотря в глаза. Особенно, когда знаю правду... (с)
2014-05-14 в 23:22 

alinea
отвечает Александр Друзь
спасибо. Прям с головой )))

2014-05-14 в 23:26 

Тёмная Нимфа
котлетка
alinea,
вам спасибо! :heart:

URL
2014-05-27 в 15:28 

Steasi
Тёмная Нимфа,
Очень интересная пронзительная история! И такой нестандартный Джаред понравился.
Это не первая история на военную тему, что у тебя читаю. И мне очень нравится :)
Спасибо большое :heart:
Арты восхитительные :):inlove:
Отличная командная работа))):heart::heart::heart:

2014-05-28 в 23:51 

Тёмная Нимфа
котлетка
Steasi,
И такой нестандартный Джаред понравился.
спасибо большое ^_^ мне хотелось такого Джареда - непривычного для фандома ))))
Это не первая история на военную тему, что у тебя читаю.
дада, это далеко не первая история, но с военными Аушками пора завязывать ))
Отличная командная работа)))
это всё Рэйвел - без неё ничего бы не было :heart:
спасибо огромное :love:

URL
2016-08-16 в 09:48 

Zootexnik
Быть как все - это болезнь. Быть "одним из" - это приговор. Быть другим - умение. А быть собой - это дар...
Этот текст - кусок, глава из большого задуманного мной про Джеев на Второй Мировой от самого Гуадалканала и до победного конца.
а вот жаль что так не увидела свет большая история) я бы такую книжку обязательно купила) спасибо ещё раз:heart::heart::heart:

2016-08-16 в 11:03 

Тёмная Нимфа
котлетка
Zootexnik,
а вот жаль что так не увидела свет большая история)
увидела ^^ temnaianimfa.diary.ru/p197466525.htm

спасибо большое :heart:

URL
2016-08-16 в 11:33 

Zootexnik
Быть как все - это болезнь. Быть "одним из" - это приговор. Быть другим - умение. А быть собой - это дар...
Тёмная Нимфа, я её сейчас как раз перечитываю))))) :heart: они взаимосвязаны?)

2016-08-16 в 16:58 

Тёмная Нимфа
котлетка
Zootexnik,
нет, не взаимосвязаны, но это как раз большой текст про войну, который я хотела )))

URL
2016-08-17 в 06:46 

С удовольствием перечитала оба текста.

URL
2016-08-17 в 16:11 

Тёмная Нимфа
котлетка
Гость,
спасибо большое :heart:

URL
   

СвалкА

главная